Мысли юристов вслух

О страховании ответственности перед пациентами

О страховании ответственности перед пациентами

Не так давно мне довелось поучаствовать в мероприятии, организованном редакцией «Медицинского вестника» - газеты российского врача. За «круглым столом» собрались авторитетные лица, чтобы поучаствовать в обсуждении законопроекта о страховании гражданской ответственности медицинских организаций перед пациентами. Прозвучало много самых разных мнений по самым разным вопросам здравоохранения, но к моему глубокому сожалению, именно в части страхования ответственности особо обсуждать пока и нечего. Законопроект с 2009г. размещен в сети интернет, но перспективы его продвижения пока весьма туманны. Хотя если вспомнить, что новый закон об ОМС мы ждали более десяти лет (и вышел он не так чтобы прекрасным), то и со страхованием ответственности все еще впереди.
[spoiler]
По-моему, всем профессионалам очевидно, что в том виде, в котором существует законопроект сейчас, он не защищает ни пациента, ни врача, а ведь именно достижение паритета в этой сфере является основной целью правового регулирования. Учитывая современный накал страстей в плоскости «пациент-врач», скорейшее принятие закона жизненно необходимо, ведь не только драки, но и убийства врачей пациентами уже не являются чем-то экстраординарным.

Между тем, даже самые элементарные вопросы остаются предметом дискуссии: кто должен страховать ответственность – медицинский работник или его работодатель, что страховать – виновное причинение вреда пациенту или «несчастный случай» в медицинской практике, за счет каких средств платить страховые взносы, давать ли страховщикам право регресса, кому предоставить право проводить «расследования»?

Вот только самые очевидные «прорехи» законопроекта: Понятие «дефекта медицинской помощи, не зависящего от вины врачей», сформулированного в ст.1 законопроекта, противоречит видам страховых случаев, сформулированных в ст.16, поскольку 99% из них – суть виновное нарушение обязанностей. Поскольку вина может быть установлена только судом, придется забыть о быстром и цивилизованном (досудебном) разрешении конфликта. А ведь медицинская деятельность в полной мере является источником повышенной опасности, ее результат может быть непредсказуемым и не поддается полному контролю со стороны врача или целого коллектива медицинских работников, участвовавших в оказании медицинской помощи пациенту. При таких условиях наиболее удачной и перспективной представляется система компенсации причиненного пациенту ущерба на принципах «абсолютной ответственности», то есть компенсируется любой ущерб без поиска конкретных виновников его причинения. Предметом расследования должно быть не установление дефектов медицинской помощи, а установление наличия или отсутствия причинно-следственной связи между медицинским вмешательством и причиненным пациенту вредом.

Из правового регулирования, согласно законопроекту, «выпадают» случаи причинения вреда «ниже низшего предела» причиненного вреда (например, в случае установления пациенту 3 группы инвалидности или отказа в установлении инвалидности, а таких случаев масса – вспомните о пластической хирургии), а также случаи установления инвалидности в отдаленном периоде после причинения вреда. Решением проблемы могло бы стать т.н. двухуровневое страхование (по типу ОСАГО и КАСКО) в зависимости от желания и финансовых возможностей страхователей. Дополнительное страхование можно было бы распространить в пределах увеличенной страховой суммы на компенсацию расходов семьи на погребение умершего пациента, случаи причинения вреда ниже порога установления инвалидности, выплаты компенсации морального вреда  и т.п.

Предоставленное ст.14 законопроекта право страховщика на предъявление регрессного требования к причинившему вред работнику или организации «сводит на нет» имущественный интерес страхователя, поскольку именно недопущение реализации ответственности и является целью и интересом страхователя при передаче на страхование риска ответственности перед третьими лицами. А ведь по российскому законодательству страховщик, выплачивая страховое возмещение выгодоприобретателю (пострадавшему пациенту), надлежащим образом исполняет деликтное обязательство перед страхователем, вследствие чего последнее прекращается. Следовательно, использование принципа суброгации в данном случае невозможно. Существование данной нормы законопроекта ведет к судебным конфликтам и судебным разбирательствам, что никак не отвечает интересам всех сторон данных отношений.

О передаче функций «следствия» некой комиссии «на общественных началах», на 99% состоящей из лиц, никак не заинтересованных в установлении «дефекта медицинской помощи» и в выплатах пострадавшим пациентам, я думаю, и так всем все понятно.

Становится ясно, что существующий законопроект способен защитить только интересы нескольких крупнейших «федеральных» страховщиков, очевидно, поучаствовавших в его составлении и крайне заинтересованных в монополизации соответствующего страхового рынка путем установления драконовских требований к его профессиональным участникам.

В связи с этим хочется призвать всех неравнодушных к данной теме юристов поучаствовать в обсуждении законопроекта, проанализировать его положения, предложить собственное видение проблем, связанных с обязательным страхованием ответственности «медицины» перед пациентами.