Мысли юристов вслух

Самозащита адвоката

Самозащита адвоката

В одном из городков области я вел защиту интересов женщины предпринимательницы, которую оскорбил и ударил местный депутат и предприниматель. Для небольшого города особенно характерно смыкание элиты с судебными и правоохранительными структурами.
В таких городах, как правило, имеется несколько кланов элит, которые конфликтуют между собой, и каждый клан имеет своих людей во всех властных структурах города. Мировой судья вынес беспардонное решение, оправдав депутат, и я в апелляционной жалобе указал, что по моему мнению приговор носит коррупционный характер.
Судья, обидевшись на меня, обратился с заявлением о привлечении меня к уголовной ответственности. Следователю следственного комитета я дал объяснение, после чего судье было отказано в возбуждении уголовного дела. Здесь я привожу свое объяснение, которое, как я думаю, поможет другим адвокатам противостоять обидчивым судьям.

ХХ.ХХ.2012 г. в качестве представителя частного обвинителя С.И.В. я принимал участие в судебном заседании по обвинению М.И.К. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ, которое вёл  мировой судья судебного участка № Х города А. Свердловской области К.А.В.
  Потерпевшая С.И.В. в ходе судебного заседания сообщила мне, что обвиняемый М.И.К. известный в городе А. человек, депутат, тренер детской спортивной школы по боксу и имеет многочисленные личные связи, в том числе и среди судей. Также она сообщила мне, что М.И.К. тренирует детей многих влиятельных в городе людей и может повлиять на принимаемое судебное решение.
В ходе судебного заседания в 1 инстанции я отвод судье не заявлял, так как до судебного заседания у меня не было к этому оснований. Однако в ходе самого судебного заседания, видя, как необъективно судья ведет процесс, задавая наводящие вопросы обвиняемому и свидетелям, и давая их ответам неверную квалификацию и толкование, я пришел к выводу, что судья необъективен. Это подтверждает и оправдательный приговор, постановленный судьей К.А.В. при наличии множества доказательств вины М.И.К.
Согласно ст. 10 «Кодекса адвокатской этики» адвокат при исполнении поручения в своих действиях исходит из презумпции достоверности документов и информации, представленных доверителем. Адвокат не должен проводить их дополнительную проверку на предмет достоверности.
Свою позицию, основанную на информации, полученной от клиентки, и обоснованную явно необъективным поведением мирового судьи К.А.В., я изложил во 2 инстанции, в судебном заседании по нашей апелляционной жалобе. Мое заявление о личной заинтересованности мирового судьи К.А.В. в исходе дела было аргументировано и подтверждалось незаконным оправдательным приговором, а также объективными данными о личности обвиняемого, который действительно является депутатом и имеет личные связи в г. А на всех уровнях власти.
Таким образом, мною было высказано в ходе процесса моё личное мнение, основанное на объективной информации. Такое мнение, по сути, не может быть «заведомо ложным», так как оно подтверждается объективными фактами. Заведомость означает, что субъекту достоверно известно, что он высказывает ложную информацию.
«Заведомо ложным» может быть высказывание, направленное на причинении вреда репутации или чести лица посредством произнесения слов (или их публикации), побуждающих других людей осуждать его, относиться к нему отрицательно, при этом не имеющее фактического обоснования, о чём лицо, произносящее это высказывание должно знать.
Кроме того, Свобода высказывания это элемент правового статуса личности, она закреплена в ст. 29 Конституции РФ. Согласно этой статье никто не может быть принужден к отказу от выражения своего мнения и убеждения. Также гарантируется право свободно распространять информацию. Однако свобода высказывания, как и другие права и свободы, подчиняется общему правилу: она действует до тех пор, пока не нарушаются другие права или общественные интересы. Необходимо отметить, что рамки действия свободы высказывания для лиц юридической профессии, в частности адвокатской, несколько шире, чем у иных субъектов этого права.
Свобода высказывания личного мнения. Что же предписывают правовые нормы, в случае если в процессе выражения мнения каким-либо лицам будет причинен вред? Ведь согласно правовой аксиоме только мысли не обладают юридическим значением. Все остальное, включая какое-либо выражение этих мыслей, может представлять собой юридический факт. Опираясь на законодательство наиболее развитых (в смысле юридической техники) государств, международное право выделяет такое правовое положение, как иммунитет адвокатского высказывания.
Так, согласно Основному положению о роли адвокатов (принятому восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступлений в августе 1990 г. в Нью-Йорке) адвокат должен обладать уголовным и гражданским иммунитетом от преследований за относящиеся к делу заявления, сделанные в письменной или устной форме при добросовестном исполнении своего долга и осуществлении профессиональных обязанностей в суде, трибунале или другом юридическом или административном органе.
После кардинального изменения законодательства, регулирующего деятельность адвокатов, правовую норму названного международного документа частично продублировал Федеральный закон от 3 мая 2002 г. N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Правда, если международный документ закрепил за адвокатом иммунитет высказывания вообще, то Закон — лишь один из его элементов — свободу выражения своего мнения.
Вступивший в законную силу приговор мирового судьи судебного участка № Х г. А Свердловской области от ХХ.ХХ.2012 года в кассационную инстанцию не обжаловался, так как частный обвинитель С.И.В. не захотела обжаловать его в порядке пересмотра вступивших в законную силу приговоров.
В соответствии с п. 10 ч. 1 ст. 448 УК РФ решение о возбуждении уголовного дела в отношении лица, указанного в части первой статьи 447 настоящего Кодекса, либо о привлечении его в качестве обвиняемого, если уголовное дело было возбуждено в отношении других лиц или по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления, принимается:
в отношении прокурора района, города, приравненных к ним прокуроров, руководителя и следователя следственного органа по району, городу, а также адвоката - руководителем следственного органа Следственного комитета Российской Федерации по субъекту Российской Федерации.
Таким образом, судья К.А.В. подал заявление о привлечении к уголовной ответственности адвоката без соблюдения требований УПК РФ, в ненадлежащий следственный орган, что говорит о его слабой юридической грамотности и косвенно подтверждает мое заявление о его необъективности.